11 июня 2011

Олег Гуцуляк: Праславяне - от "больших" до"свободных"

1.

Венетов считают представителями археологической культуры Эсте, которая эволюционировала из культуры полей погребений (ранний период — 950-750 гг. до н.э., средний — 750-575 гг. до н.э., поздний — 575-183 гг. до н.э.) [15]. По мнению В.В. Иванова,  обнаружившего связи славянских языков с древними анатолийскими и палеобалканскими языками, энеты/генеты, как и фракийцы/фригийцы, представляли собой этнос, родственный с  хетто-лувийской общностью и прототохарами [16], и, вероятно, даже были диалектно-этнической группой последних (к середине ІІІ тыс. до н.э. относятся отдельные изоглоссы, объединяющие праславянский диалект индоевропейского языка с северо- или восточно- анатолийским (хеттским), с одной стороны, и балто-славянский как группу диалектов с северо- или западно- анатолийским (лувийским), с другой стороны, и к последней относился и прототохарский диалект (хетты, палайцы и тохары принадлежали к группе языков centum, энеты и лувийцы — к группе языков satem). В свою очередь хетто-лувийская общность в Анатолии подверглась значительному влиянию со стороны представителей туземного населения (хаттов, как правило, соотносмых с протоабхазами), принадлежащими к северокавказской языковой семье.

Согласно легендам, после падения Трои вождь пафлагонцев-энетов Антенор (др.-греч. «власть оставшаяся») пересенился со своим народом из анатолийский Каппадокии (город Амсила/Энеты на правобережье реки Галис) во Фракию, а оттуда — в страну евганеев («благородных») на северо-востоке от реки По и северном берегу Адриатического моря. Здесь он основал города Патавий (современный — г. Падуя) и Атеста (современный — г. Эсте). Последнее и дало название культуре Эсте, с которой археологи соотносят венетов. Тит Ливий в своей «Истории» (І 1:1-3) детализирует это переселение, указывая, что Антенора с большим числом энетов изгнали мятежники, затем энеты объединились с троянцами и приняли имя венетов и основали Новую Трою (по мнению Р. Салинаса Прайса и А. Вучетича, ныне это с. Гебел в долине реки Неретвы, впадающей в Адриатику возле городов Дубровник и Сплит [17]). Другие утверждали, что энеты были одним из сильнейших пафлагонских племен (Полемон Периегет, «Фрагменты», 22), жившие по соседству с Каппадокией. Потеряв своего вождя во время Троянской войны, они перешли во Фракию и заселили сначала север Македонии (Herod, I, 196), а затем в Адриатическую Венетию
[18] (Herod., V:9; Strabo, IV, 4,1; V, 1,4-5; Polib., II:17; Plin., NH, XXXVII:43), а другой клан энетов (Auendeatai) основал в земле иллирийских иаподов (яподов) город Houendo (Strabo, IV, 6,21; VII, 5,4;  Appian. Illyr., IV, 16-18).

К.Т. Витчак предложил реконструкцию имени собственно для праславянской общности, зафиксированного, по Г. Ловмянскому, только на перефериях Старой Европы (в связи с расселением) — "венеты" < *wenHtoi (< и.-е. *bhrghntoi “великие, высокие”), как наследие более древней, реликтовой индоевропейской общности. С этим соглашается А. Брюкнер, указывая, что это  — первоначальное племенное название индоевропейцев, в то время как название «арии» имеет отношение только к индийцам и иранцам [24].  К тому же О.Н. Трубачев настаивает на том, что славянскую культуру необходимо рассматривать как «архаический вариант индоевропейской культуры» [25].
Сам этноним энеты (генеты, венеты) мог происходить от североанатолийской лексемы, от которой также в греческом языке происходит  слово γανος (ganos) — «блеск, красота, слава», «влага», известное также латинянам как hǒnos «честь, почесть», «достоинство». Более вероятно, что этой лексемой было до-индоевропейское хаттское (протоабхазское) hun- “великий”. Греки Истрии и Одессы, где греко-фракийские связи были тесными, признавали верховного фракийского "Великого бога", называемого фракийцами "Герой". Племенной предок-герой-покровитель мог быть высочайшей личной концепцией во фракийской религии. Согласно греческим свидетельствам, фракийцы (геты) во время грозы стреляли в тучи, дабы поразить врагов своего бога. Через Илиаду нам известен Рес (Rhesus), древнейший герой-предок фракийцев. Поздняя версия (Philostratos, Heroica 691) рассказывает о нем как еще живущем, разводящем лошадей, ездящим в доспехам и охотящимся. Лесные животные предлагали себя ему в жертву. O Ресе также говорили, что он отвращает эпидемии от границ своей территории.
Продолжая исследовать проблему энетов/генетов, укажем, что вождем пафлагонцев (которых, в Риме обзывали «тибиями» – «флейтистами, свистунами») с Генетики является Пилемен (Πυλαιμενης, Pylaimenes). Этимология имени наталкивает на  *bala-gwhamo > шумер. GIŠ.BILGA.MEŠ “Бильгамес” (> Гильгамеш)”, хуррит. dbil.ga.miš, хетт. GIŠ.GIM.MAŠ, что в греков приобрело вид πολύς, polys «великий», «длинный», «громкий, сильный», а у пафлагонцев-энетов могло иметь вид πυλαις, palais, что означало то же самое, что и славянское “Вяче-“ (в имени “Вячеслав”) «больше» (праслав. *vętj, сербохорв. Већи, польск. więej “больший, великий” < и.-е. *(∂)ueg-/aug- "увеличиваться, приобретать силу" > герм. *wahs(-an/jan-) "рости" > англ. wax "увеличиваться", др.-англ. weaxan, нем. wachsen "рости", др.-исл. vaxa, гот. wahsjan "увеличиваться, рости" ~ грец. aexein < *aFex "рости", латын. augere "увеличиваться" > Август), семитское Иосиф (Yosseph "увеличивать") и ведическое Васиштха (“Превосходнейший”, “богатейший”) как название одной из семи традиционных главных экзогамных брахманских групп — домашних жрецов-пурохитов Солнечной Династии (здесь напрашивается кельтский эквивалент: ирл. Ard-Ri "высокий, верховный король" > Артур, имя которого объяснено римлянами ка «страшный медведь» ~ малоазиатско-галатская Артемида, символом которой был медведь).  Собственно Васиштха был зачат от двух богов (Митры и Варуны) и родился «из мыслей» апсары Урваши (ср. с рождением из головы Афины, которой в северной традиции соответствует Один, имеющий отношене к «голове мудрости» Мимира). Васиштха — автор седьмой «мандалы» «Ригведы», идеал брахмана, собственник волшебной «коровы желаний», друг богов и в первую очередь — Варуны, показывающего брахмангу смену дня и ночи и взявшему его на свой корабль (ср. с путешествиями Гильгамеша на корабле и попыткой соревноваться со сном). На иранской почве Васиштха претерпел переосмысление с антропонима на общее понятие — общеиран. *winda «пребывающий; обретающий» : др.-перс. Vinda-farnah «обретающий фарн» = греч. Ινταφέρνης, Інтаферн (как правильная форма указанного Геродотом и Аррианом имени Иданфирс / Индатирс, хотя возможно и *vidamtrsu- «стремящийся к всеведению» на основании др.-инд. Veda «знание, познание»).  Корень имени Вячеслав вяч- по мнению М. Будимира, идентичен латин. magis, франц. mais, т.е. "венеты" означает "магнаты" [20], др.-иран. maz- „великий”, который потерян в осетинском, но присутствует в имени  осетинского героя нартского эпоса Ацамаза и скифском имени собственном из Горгиппии Атамадзас, Аттамадзас [21]. Г. Вернадский сопоставил  корень вяч- с осетинским faetaeg "лидер", "вождь" [22].
Собственно праславянами их герой-родоначальник должен был быть отождествлен с архаическим индоевропейским божеством, имя которого (в знак посвящения) первоначально герой-тотем и носил (Vent-/ *Ent-/ *Hent-/ *Gent-) и который периодически «возрождается» в определенные этногенетические эпохи предков славян (энетов > венетов > венедов > антов/вятичей) как легетимный и харизматический властелин-«король».
Возможно, имя Вячеслав — это имя личности, ставшей катализатором для формирования идеологизированного образа «национального» героя праславян в устной традиции, вокруг которого объединяются герои его будущего круга, аналогично к тому, как вокруг короля бритов Артура (ум. 537 г.) группируются герои цикла Круглого Стола, и,  одновременно, какая-то часть праславян осознает  свою значимость как «своей родственности» («нации») под именем “венеды” (> “вятичи”), т.е. Вячеславовы.
2.
Формирование праславян (венедов) происходило именно  путем выделения из иллиро-италико-кельтского симбиоза (венетов/генетов/энетов).
Собственно это кульминационное событие в истории предков славян произошло на Эльбе и в Нижней Саксонии, где культура городищ стала катализатором концентрации из среды венетов особого "креолизированного" этноса, из которого и произошло возникновения праславян [1].
Система городищ разрешала создавать «креольские острова» (ilha crioula), которые резко отличались от окружающих их населения более высокой культурой и в которой было наиболее продуктивно смешание кельтов, этрусков (ретов), венетов/генетов (в IV в. до н.э. эти три этноса знает как соседей Псевдо-Скилакс), иллирийцев, италиков, фракийцев, германцев, киммерийцев и скифов. Появлению «креольских островов» содействуют способности некоторых народов уживаться в чужую им биосоциальную среду и считаем, что собственно биологические и социально-психологические особенности колонистов разрешили им создать «креольскую культуру» (в даном случае — праславянскую) — зародыш следующей культурно-цивилизационной трансформации Центральной и Восточной Европы.

Интересно, что с этим феноменом этнообразования можно сопоставить и засвидетельствованный историком Тацитом процесс: в 60 г. н.э. к городам Таренту и Антию в Южной Италии были приписаны ветераны римских легионов. Большая их часть разошлась по провинциям, где они окончили строк службы, но, как правило, они уже не вступали в браки и не давали наследников. В то время как раньше в колонии выводились целые легионы с трибунами, центурионами и солдатами, и каждый и далее пребывал в своей манипуле и в любви и в согласии создавали общину. В ином случае, будучи собранными из разных манипул, не зная близко друг друга,  без начальников, ветераны создавали не колонию, а сброд (Annales XIV 27).

Да и позже романизации варварского населения содействовало явление, упомянутое Сальвианом о римлянах, которые предпочли "терпеть среди варваров чуждый им образ жизни, чем среди римлян жестокую несправедливость... и не жалеют о том, что переселились, ибо предпочитают считаться пленниками, но быть свободными, чем быть пленниками, считаясь свободными". Затем таким же путем распространялось среди варваров и христианство. В походах на Рим и Византию участвовали выходцы из самых  различных варварских племен и образований, уводя с собой жителей как малоазийских, так и дунайских провинций. Очевидно, уже в скором времени здесь возникли христианские общины, составленные, в первую очередь, из пленников-христиан, а уж затем к ним присоединились и новообращенные варвары.

Именно в эпоху «креолизации» возникли в славянских языках слова, происходящие из латыни: «огонь», «море», «орать» (пахать), «порося» (свинья), «руда», «весь» (поселение), «господь», «говеть» (обычай, общинность), "*strojiti" ("домашнее хозяйство"), *pola voda ("место жительства"), *роjьmо (русск. поймо "горсть"), *oticu (русск. "отец")  как взятые с латыни (ignis, mare, arare, porcus, raudus, vis, hospes, favere, struere, paludes, po-mum "плод, фрукт" < *ро-emom "снятое, сорванное", attikos "почетный титул судьи-medix", solum, dom, luna, sol, brosh, nova, est, semena, vera, volo,  sibi, mini,  tibi, tui, nema, pasti, ne, vidit, vertit, stoit, pripea, vethum (ветхий), nunce (нынче), spina, cost, perur (обжигать, очищать, стирать), orare (орать), rus (село), hortus (город/град, от «сад, огражденное место»). Аналогичными собственно «креольскими» словами, происходящими из латыни, являются и современные славянские "оскомина", "котел", "латук",  "осел", "палата", "поганый", "Коляда", "сокира", "щит", "жид", "крест", "Рим" (при автентичном Roma) [2].

Например, О.Н. Трубачев писал, что тогда же возникла близость латинских отглагольных существительных на -tio (-tionem) и славянских отглагольных существительных на -tьje. Эта близость самоочевидна даже с позиции элементарной грамматики. Да, славянский именной отглагольный формант –tьje может быть условно реконструирован как индоевропейский -tiom/-tiiom, но с другой стороны, регулярность образований на –tьje на славянской почве и их производное с формантом -je от соответствующих инфинитивных основ заставляют расценивать имена на –tьje как славянское новообразование. Балтийский, который знает инфинитивы схожей формации (-*tei), не имеет тких расширенных именных форм. Наоборот, латинский именной формант для образования отглагольных существительных –tio (ср. лат. emptio, emption-is,. emption-em), кроме функциональной и формальной близости, таже может продолжать индоевроп. -*tiom (средний род, перестроенный в латыни по женскому спряжению). Славянский и латинский форманты могут оформлять этимологически родственные глагольные основы, производя близкие по значению имена:  ст.-слов. "приіатиіе" — "принятие" и лат. emptio "покупка" по сути дела объединяются общей исходной формой производного характера    *emptiiom < *em-tiiom. Исходя из этого, можна говорить если не об общем новообразовании, то об общем словообразовательно-морфологическом параллелизме двух индоевропейских диалектных групп [3].

В свое время Н. Антошин констатировал, что для «общеславянского языка», который существовал не менее 500 лет, был характерен закон открытого слога, который  изменил всю фонетическую систему и граматический строй языка, и эти изменения охватывают все славянские диалекты. Это могло быть только в том случае, если славяне занимали небольшую территорию, все славянские племена были взаимосвязанны экономическими отношениями, имели единые центры хозяйственной и политической деятельности [4].

Собственно славянской топонимикой Правобережье Украины вошло в центральноевропейский топонимический ареал на северо-восток от  Альп [5].

В расово-антропологическом измерении носители этой «креольской культуры» венетов-праславян принадлежали к альпийскому типу, как и населения Австрии, Швейцарии и частично Северной Италии. Ему морфологически  тождественна днепро-карпатская группа славянской популяции, что дает основание считать последнюю северо-восточным вариантом этой расы [6]. Карпаты в римское время исключительно определяются как Венетские горы.

К слову следует вспомнить теорию О.Н. Трубачева о прародине славян на Среднем Дунае, в Западном Норике. Нам кажется, что именно сдесь произошла окончательная кристализация «креолов» в этнос (осознание «свои» впротивовес «чужим») и формирование диалектного членения славян: празападные славяне — в Воеводине и Западной Паннонии, праюжные — на территории нынешней Словении, северной Хорватии и северной Сербии, правосточные — в Трансильвании и Банате [8]. Также, указывает О.Н. Трубачев, на прародину праславян на Дунае указывает связь с понятием «болото»: озеро Балатон и город Блатьнь градъ возле Малого Балатона, а также ср. слав. «болото» с фракийской глоссой pala "болото, трясина", латин. palus "озеро"; сам топоним Паннония также толкуется как "болотная": фрак. pani, прус. pannean "болото", гот. fan "тина".Кроме того, собственно непонятное происхождение древне-греческого «варвар» (barbaros) может иметь удовлетворительное объяснение как жителя иллирии: иллир. barbis "болото" (в топониме Metubarbis "Между болотами"), чему тождественны санскр. barburam "вода", грец. borboros "слизь", албан. berrak "болотный грунт". Над обиталищем славян, по нашему мнению, иронизирует Иордан: «У них (славян) болота и леса вместо городов» (т.е. названия городов имеют связь с ландшафтом).

Праславяне-«венеты» продвигались в богатые и оживленные общественной и культурной жизнь области прибрежных районов Северного моря, а оттуда — на восток, юг и запад. Как указывает Ю. Петухов, процесс этот характерен для всех индоевропейских народов того времени, и исключать из него представителей праславян, олного из самых мощных этнических массивов Европы, нет оснований [10]. Именно здесь, между средним течением Эльбы и нижней Одрой, часть «венетов» изменила протославянское самоопределение «венеты/венеды/вятичи» (*wenHtoi < и.-е. *bhrghntoi “великие, высокие”) на праславянское «великие/вильцы/велеты» (*vel-), что зафиксировали их германские соседи (Oueltai, Wilzi, Wilti, Wiltios, Vulsi, Vuloini, Vilini, Wulzi, Weletabi; Адам Бременский в ХІ в. заметил, что племена, которые славяне называют «вильями», немцы называют «лютичами», Leuticii, в то время как биограф Карла Великого Эйнхард утверждал, что «вильцы» — это немецкое название славян, которые сами себя называют «велетами» [11] Географ Баварский насчитывает у «велунцан» 70 городов, что сопоставляют с упомянутым в «Великопольской хронике» XIV ст. названием города Волин как Welunecz в устье Одры).

К рубежу н.э. венеды-праславяне занимали территорию на севере от Венедского залива, Балтийского моря, далее на восток (по данным академика Б.А.Рыбакова) по левому берегу рек Вислы и Западного Буга, далее по правому берегу реки Припяти, крайняя восточная точка – среднее течение реки Десны. На востоке от этой точки на юг до нынешнего Кременчуга. На юге от Кременчуга до среднего течения реки Днестр. И вверх по течению реки Днестр до истоков рек Вислы и  Одер. На западе по течению реки Одер к Балтийскому морю. Территории современной Беларуси и России на тот момент не были охвачены венедо-славянской колонизацией.



3.

Наиболее подвижные слои пассионариев-«креолов» под именем «белги» и «свевы» вышли из среды придунайско-приальпийской прародины  — итало-венето-иллиро-праславянской общности (архипелага «креольских островов»). Свевов Цезарь називал “новым полчищем” (nova manus Sueborum) (Caes. BG , І, 37). Они выступили к Рейну (Rhenus) и даже перешли на его правый, галльский берег. Сдесь часть свевов стала известна собственно как «белги», в кельтском происхождении которых сомневался сам Цезарь (Caes. BG, ІІ, 4) и который во время войны с ними об существовании свевов еще не подозревал, а когда узнал об последних, назвал их «новым полчищем», ибо под «старым полчищем» понимал белгов, оказавшихся также свевами.

Как указывкает Ю. Колосовская, некоторые особенности жизни свевов и соседних с ними лугиев дозволяют предположить, что принадлежали они к одному и тому же народу, но не были ни кельтами, ни германцами. Возможно, что они были народами славянского происхождения. Если  гарии, упомянуты Тацитом, принадлежали к племени лугиев (Germ. 43: 3-4) и если они тождественны  гарудам Цезаря, входивших в окружения царя Ареовиста(Caes. B.G. І, 51), тогда в этом видится прямая связь народа лугиев с народом свевов. Как и свевы, лугии принадлежали к культовой общности, объединенной поклонением земледельческих божеств. В лугиев была роща, освященная древним культом (antiquae religionis lucus ostenditur – Tac. Germ. 43.3). Рощу для свершения таинств имели марсы или марсиане — племя свевов. В этой роще находилось святилище богини Танфаны (Деваны?) и за её культ отвечало все племя (Tac. Ann. І, 51). Мать-земля Нерта (эпоним Норика и, возможно, женский эквивалент скандинавского бога Ньёрда, происходящего из класса богов-ванов, отца Фрейра и Фрейи) почиталась племенем  свевов в священной роще (Tac. Germ. 40.2) [9]. Интересна в этой связи пословица, засвидетельствованная Географом Баварским в отношении свевов: "Suevi non sunt nati, sed seminati" ("Свевы не рождены, но посеяны").

Юлий Цезарь дает германцам характеристику, сравнивая их со свевами, но, замечая, что они отличны от германцев, — они воинственны и «рыскающие» (кстати, это же отмечают после него историки и в отношении собственно праславян — венедов/венетов). Тацит пишет, что имя «свевы» (suebia)   есть более верным и древним (verum et antiquum nomen), в отличие от недавнего для историка из Рима термина «Германия» (Germ 2.2-3). Свевы, как сообщили Цезарю, — единственные из германцев, которые не боятся никого, кроме бессмертных богов (Caes. BG ІV.7)).

По нашему мнению, даже имя «германцы» имеело отношение сначала к свевам, а именно обозначало принадлежность к «культовой» общности — «свободе», которая понималась как «жертва, приподнесенная с сакральной целью» > «свежая (новая) кровь, отданная богам» > «свежая (новая) кровь, влившаяся в этнос при посредничестве брака и побратимства» > «о-своенный, свой (*svoboda,  где  -d-a суффикс в собирательном значении < и.-е. *sue-bh-o “свои, соплеменники”, “род”; ср.: др.-прусск. subs «сам, свой», латин. suus «самому себе принадлежащий»; нем Schwab «шваб» < др.-верх.-нем. swābā “вольний”< и.-е. *suo- / *sue- “свой, родной, левий (ср. с левым, северным берегом Дуная!)” ~ sau- “светить”) > “чистый”, “белый”, “настоящий”; вероятно, перенесение имени «свев» на германцев «шваб» произошло после вхождения в государство свевов-праславян еще и германцев-маркоманнов).

Вероятно, что воспоминание об культово-политической общности сохранили балканские славяне в ритуальном персонаже “Герман” (Джерман), аналоге румынского (фрако-иллиро-венетского) Калояна. В украинцев ему соответствует Коструб, а у русских (от кривичей и вятичей) — Кострома. В заговорах  рассказывается. что он умер от засухи (жертва богу солнца?), а куклу из глины Германа с чёткими фаллическими атрибутами во время ритуала женщины хоронят на пещаном берегу реки с целью вызвать дождь. Тут сразу хочется вспомнить германского верховного бога-шамана (и жертву самому себе) Одина/Вотана (гот. woÞs “одержимый”, “истовый” ~ праслав. *vent-). Аналогичное провозглашает Вишну в своих наставлениях: «… Я учу вас этому, основываясь на Ведах. Согласно с Ведами, Вишну есть тот, кто убивает  и тот, кого убивают. В жертоприношении битвы убивать или быть убитым  одинаково не имеет значения … Я одинаковой мерой ценю войну, жертвоприношения и поклонения Вишну». Отсюда напрашивается вывод о том, что и праславянский аналог — король Вячеслав (эпоним вятичей/венедов) — должен быть такой же как германский Один/Вотан и индоарийский Вишну жертвой. Не удивительно, что реального исторического Вацлава  приносит в жертву его брат — чешский аналог древнерусского Святополка Окаянного (кстати, этот в Чехию и убегает), ибо его аналог не только не получает какого-либо презрения, но наоборот — становится королем, т.е. его действие оценивается в соответствии с ритуальной законной традицией. Кстати, киевский князь осуществил жертвоприношение своим амбициям именно правителями вятицких и смежных земель — Борисом, Глебом и Святославом.



4.

В новых политических условиях венетские (праславянские) племена двинулись с территории Венетики и Словении на Одру и Вислу (культура подклёшевых погребений Моравии,400-100 гг. до н.э.), где сменили во ІІ в. до н.э. прабалтско-кельтский симбиоз на кельто-германо-венетский (пшеворская культура, существующая до конца II — начала III вв. н.э.), который выступил с І в. н.э. под именем «венеды» и их материальная культура просуществовала до того времени, пока не были затянуты в вихрь событий эпохи Аттилы (V в.). Те германские племена, которые входили в этот симбиоз, стали самоопределятся как «вандала(-ны)», «вандила(-ны)», где -ала(н)-, -ела(н)- и -ила(н)-  являются вариантами уменьшительного суффикса. Это были племена бургундов, варинов, аздингов, харингов, силингов, ругов, гепидов, готов и др. Часть племен объединились вокруг аздингов и стала известна под именем «вандалы», с которыми  соперничали готы, гепиды и бургунды [7].

Пшеворцы продвигаются в Причерноморье и в смеси с сарматами образуют черняховскую культуру,  охватывающую широкий ареал приблизительно от Клужа в Румынии до Курска в Росии, а на Правобережье Днепра от линии Луцк-Киев вплоть до побережья Черного моря. «…Черняховская культура, очевидно, была неким конгломератом племен и народов, объединенных под властью готских королей, то грабивших Империю, то служивших ей в качестве федератов за приличную плату. Черняховцы жили в результате достаточно богато, и для римлян все они были, вне завимости от происхождения и крови, готами, жителями Готии» [12]. Те же готы, которые не вошли в черняховский симбиоз, но осознавали своё родство с его представителями, создали в Северном Прикарпатье и Закарпатье культуру карпатских курганов и известны в источниках как «тайфалы» (лат. Taifali, Thaifali, Taiphali) [13].

После гуннского разгрома 375 года готы, интегрированные до того в черняховскую культуру, уходят с тайфалами на запад, а из черняховской культуры образуются раннеславянские пражско-корчакская и пеньковская культуры (склавины и анты).

Та часть пшеворцев, которая продвинулась на север и северо-восток, под влиянием балтских племен трансформировались в славянские племена вятичей, радимичей и кривичей. На Волыни в І в. н.э. часть пшеворских племен вместе с балтами, носителями зарубинецкой культуры, образовала зубрецкую группу памятников (зубрецкую постзарубинецкую группу горизонта Рахны-Почеп). В результате носители культуры зубрецкой группы концентрируются в Верхнем Поднестровье (под именем бастарнов и певкинов) и затем включаются в состав черняховской культуры.

Далее пшеворцы заняли территорию Прикарпатья, сосуществуя с носителями латенских культур (среди них — карпатское горское племя котинов — специалистов по добычи железа, которые Тацитом определяются как не германцы, но говорящими галльским языком, т.е. используют кельтский как посредник в системе разноэтничной латенской культуры) или вытесняя отсюда фрако-дакийские племена — носителей липецкой культуры или балтские племена — носителей зарубинецкой культуры (І-нач. ІІІ в.), которые одновременно с праславянами пытались колонизировать Верхнее и Нижнее Поднестровье [14].
Если, исходя из известного упоминания о разделении славян на антов, склавинов и венедов, с первыми двумя отождествляются пражская и пеньковская культуры, то собственно с  венедами может соотносится колочинская культура (сер. V в. – VIII в.), которая сформировалась из киевской культуры (II-V вв., происходит от латенизированной балтоязычной зарубинецкой культуры; находилась в тесной связи с южной черняховской культурой). И прямая генетическая связь, по мнению Р. Терпиловского, колочинской культуры с киевской дает возможность предположить, что колочинские племена сохранили старое имя, ведь, по утверждению письменных источников, анты, склавины и венеды происходят из ранее единого венедского этноса, с которым, собственно, и враждовали готы времен Германариха, о чем сообщает Иордан [Терпіловський Р. Біля витоків слов’янства // Ruthenica. –  К., 2002. – Т.І. – С.31-40]. Однако затем они не сумели передать этноним наследникам — волынцевской, роменской и боршевской культур, генетически происходящих из пражской (склавинской).
С принятием этнонима «вятичи» фиксируется переход части праславян от avia potestas «дедовского права» (культово-экономическая община-«род», с формантом "-ане/-яне" в самоназваниях), к patria potestas «отцовского права» (генеалогическо-соседской общине-«народе/нации», с формантом «-ичи»в названиях родов и племен). Например, несколько позже московская традиция начала видеть таким же героем собственно Юрия Долгорукого, отринувшего «дедовские обычаи».


Давление в VIII-IX вв. на  вятичей и радимичей с запада спровоцировало их миграцию на восток и северо-восток. На востоке в бассейне рек Ока и Угра жили в укрепленных городищах племена балтов — носителей мощинской археологической культуры. Между слоями городищ балтов и славян находится слой пожарищ, где присутствуют оружия и останки погибших насильственной смертью. Эту же картину видим на Верхнем Днепре — на территории тушемлинско-банцеровской культуры, колонизированной кривичами, да и во всех других местах, куда достигла колонизацинная поступь праславян. Комплиментарности между пришельцами и туземцами не возникало…  Только значительно измененная угро-язычными степняками-буртасами (известны до XVII в.) восточнобалтская народность голядь (гольтескифы, у Геродота) сохранилась в анклаве к ХІІ в., но затем также была ассимилироваа, начиная с Юрия Долгорукого, который установил в их земле форпост колонизации — Москву.

Далее славянское племя вятичей в хазарских и арабских источниках известно как «Вантит». Московский исследователь В. Щербаков писал, что в ХІ в. соперником киевского князя Владимира Мономаха был Ходота, владыка земли Вантит, находящейся на берегах Оки и в верховьях Дона, а столицей её и народа ванов (вятичей, венедов)  было Хордаб, Корьдно в русских летописях, возможно, Кордьен, имя которого, якобы, отсылает городу Гордиены в Урартском царстве у берегов озера Ван, где царь Руса І установил памятную стелу в ознаменование побед над Ассирией. Впоследствии государство вятичей Вантит было присоеденено к Руси [19].

Приход вятичей заставил уйти со своих земель предков новгородских словен и кривичей, о чем свидетельствуют факты:  «… северорусский языковый тип проник на север в Приильменье с верхоьев Днепра, Западной Двины … Селигерским путем. Тогда первые носители северорусского языкового типа, предки новгородских словен, шли с верховьев Днепра на верховья Западной Двины, в обход центра основной территории Днепро-Двинской зоны в район озера Селигер и далее Селигерским путем на Ильмень, Волхов, по которому спустились к его низовьям, где и основали Старую Ладогу. Таким образом, на этом раннем этапе предки новгородских словен обошли кривичей Днепро-Двинской зоны по ее южной периферии. Новгородкие словене ушли на Волхов …  Начиная с VІІІ в., с наступлением активных славяно-скандинавских связей на базе языка словен возникает севернорусское новгородское наречье, формируются севернорусы Поволховья» [23].

Отсюда становится понятным отсутствие в летописях, преимущественно проновгородской ориентации, упоминаний о языческой вятичской «королевской» традицией, связанной с антропонимом Вячеслав (Вацлав, Вячко, Войцех). Тем более, что прецеденты в истории существуют. Например, ирландские легенды и песни не упоминают о таких жителях острова, как ирландская (гаэльская) группа племен скóттов ("украинцев", от ирл. sciathán  "край, сторона", "крыло"), которые в V в.н.э. переселились на север острова Британия, в Каледонию, и собственно основали шотландские (скоттские) королевства, враждуя с бритами (на юге), англами (на востоке) и племенами реликтовых эскимосоидных пиктов.
Только столкнувшись с Восточной Римской империей, как считает С.В. Назин, праславяне-венеды самоопределились как «нероманизированные» (в отличие от кельтов и даков-влахов), — «словяне» — «те, кто понятно говорят», аналогично как «шкиптарет» — «те, кто понятно говорят» (самоназвание албанцев) и «эскалдунак» — «те, кто понятно говорят» (самоназвание басков).




1. Кланица З., Тржетик Д. Первые славяне в Среднем Поднепровье и в Полабье // Раннефеодальные государства и народности. – М.:, 1991. – С.12.


2. Иванов Вяч. Вс. Поздне(вульгарно-)латинские и раннероманские заимствования в славянском // Славянская языковая и этноязыковая системы в контакте с неславянским окружением. — М.: Языки славянской культуры, 2002. — 104-111.


3. Трубачев О.Н. О составе праславянского словаря (Проблемы и результаты) //  Славянское языкознание: VI Международный съезд славистов: Доклады советской делегации. — М.: Наука, 1968. — С. 377.


4. Антошин Н.С. Взаимосвязи славян и восточнороманских народностей в V-XV вв. // Научные записки Ужгородского государственного университета. — Ужгород, 1957. — Т.XXVIIII. Языкознание. — С.51-52.


5. Гідронімія України в її міжмовних і діалектних зв'язках / Відп.ред. О.С. Стрижак. — К., 1981. — С.32.


6.  Алексеева Т.И. , Алексеев В.П. Антропология о происхождении славян // Природа. – М., 1989. — № 1. – С.64.

7. Бубрих Д.В. О названии АНТЫ в связанных с ним названиях // Изв. АН СССР. Отделение литературы и языка. — М.: Изд-во АН СССР, 1946. — Т.V, вып.6. — С.479.

8. Трубачев О.Н. Этногенез и культура древнейших славян: Лингвистические исследования / 2-е изд., дополн. — М.: Наука, 2003. — С.389.

9. Колосовская Ю.К. Некоторые вопросы истории взаимоотношений Римской империи с варварским миром // Вестник древней истории. – М., 1996. - №2. – С.161.

10. Петухов Ю. Родина Аполлона // Дорогами тысячелетий: Книга третья: Сб.историч. ст. и очерков / Сост. Л.В. Поспелов. – М.: Мол.гвардия, 1989. – С.18.

11. Назаренко А.В. Немецкие латиноязычные источники ІХ-ХІ веков: Тексты, перевод, комментарии. — М.: Наука, 1993. — С.16-17.

12. Щукин М. Рождение славян. Из истории вопроса. Два пути ретроспективного поиска // Стратум. Структуры и катастрофы. – СПб.: Нестор, 1997. – http://krotov.info/lib_sec/25_sch/uk/in_1997.htm

13. Вакуленко Л. Українські Карпати у пізньоримський час (етнокультурні та соціально-економічні процеси. – К.: ІА НАН україни, 2010. – C.215-218; Вакуленко Л.В. Археологические свидетельства о народе тайфалов // Вестник древней истории. – 2009. – №1. – С.175-180.

14. Балагурі Е.А., Бідзіля В.І., Пеняк С.І. Давні металурги українських Карпат: Історико-краєзнавчі нариси. — Ужгород: Карпати, 1978. — С. 52; Цигилик В.М. Населення Верхнього Подністров’я перших століть нашої ери (Племена липицької культури). — К. Наук.думка, 1975. — 175 с/

15. Седов В.В. Древнеевропейцы // Природа. – М., 1992. — №8. – С.69.

16. Кобычев В.П. В поисках прародины славян / Отв.ред. В.Д. Королюк. – М.:Наука, 1973. – С.140.; Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Первые индоевропейцы в истории: Предки тохар в древней Азии // Вестник древней истории. – М., 1989. — №1. – С.14 – 39; Иванов Вяч. Вс. Введение // Славянская языковая и этноязыковая системы в контакте с неславянских окружением. — М.: Языки славянской культуры, 2002. — С. 12; Фрейман А.А. Хеттский язык в его отношении к индо-европейским // Известия АН СССР: Отделение литературы и языка. — М.—Л.: Изд-во АН СССР, 1947. — Т. VI, вип. 3. — С. 189—210.

17. Антонов В. Троя … на Адріатиці // Прикарпатська правда. – 1985. – 9 вересн.

18. Кобычев В.П. В поисках прародины славян / Отв.ред. В.Д. Королюк. – М.:Наука, 1973. – С.19 – 20.

19. Щербаков В.И. Как был открыт город богов // Книга тайн / Предисл., выбор и обзорные ст. В. Щербакова. – М.: Общ-во по изучению тайн и загадок Земли, 1991. – С.56 – 57.

20. Будимир М. Protoslavica // Славянская филология: Сб.стт. — М.: Изд—во АН СССР, 1958. — Т.ІІ. — С.129.

21. Абаев В.И. Историко-этимологический словарь  осетинского языка. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1958. — Т.1. — С.26.

22. Тихомиров М.Н. Славяне в "Истории России" проф. Г. Вернадского // Тихомиров М.Н. Исторические связи России со славянскими странами и Византией. — М.: Наука, 1969. — С.239.

23. Герд А.С. Русская историческая диалектология в кругу смежных дисциплин (На материале псковских говоров) // Вопросы языкознания. – М., 1995. — №2. – С.63 – 64.

24. Витчак К.Т. О первоначальных венетах / Пер. с польск. // Этимология. 1986 – 1987: Сб.статей / Отв.ред. О.Н. Трубачев. – М.: Наука, 1989. – С. 109/

25. Трубачев О.Н. Этногенез и культура древнейших славян: Лингвистические исследования / 2-е изд., дополн.. — М.: Наука, 2003. — С.381.

Комментариев нет:

"... Надо обновить идею эллинизма, так как мы пользуемся ложными общими данными... Я наконец понял, что говорил Шопенгауэр об университетской философии. В этой среде неприемлема никакая радикальная истина, в ней не может зародиться никакая революционная мысль. Мы сбросим с себя это иго...Мы образуем тогда новую греческую академию... Мы будем там учителями друг друга... Будем работать и услаждать друг другу жизнь и только таким образом мы сможем создать общество... Разве мы не в силах создать новую форму Академии?.. Надо окутать музыку духом Средиземного моря, а также и наши вкусы, наши желания..." (Фридрих Ницше; цит. за: Галеви Д. "Жизнь Фридриха Ницше", Рига, 1991, с.57-58, 65, 71-72, 228).

Ярлыки

"Слово о полку" (1) Азия (10) Албания (1) албанцы (1) алхимия (2) анархизм (1) Анатолия (4) антикапитализм (1) антисоветизм (1) античность (4) Античный мир (10) антропософия (2) арии (4) арийцы (1) аристократизм (1) архетипы (5) Атлантида (4) афоризмы (1) Африка (1) Балканы (5) Балтика (2) Балты (2) бахаи (1) Ближний Восток (6) Болгария (1) Бонапартизм (3) Британия (1) Буддизм (5) булгары (1) былины (1) Ваал (1) варварство (2) варяги (3) Венгрия (1) Византия (1) Власть (1) Гайдамаки (2) Галисия (1) Галиция (6) Галич (3) Галичина (13) Гендер (2) Генеалогия (9) Генон (1) геокультура (2) геополитика (10) германцы (2) герои (1) Гильгамеш (1) гностицизм (1) Готы (16) Грааль (1) Греция (1) Грузия (1) гунны (1) Гуцулы (8) Гуцуляк (12) Даосизм (1) демократия (1) детофобия (1) диаспора (1) Дионис (1) доклады (2) Древний Египет (3) Дугин (2) духовность (2) Евразийство (24) Евразия (3) евреи (1) Ефремов (2) женщины (1) знаки (2) Иван Франко (2) Индия (6) индо-европейцы (7) индуизм (3) инициация (3) Интервью (10) интертрад (1) Ислам (3) историософия (2) исторический материализм (1) история (4) иудаизм (1) йезиды (1) Кавказ (6) казаки (3) капитализм (4) Карпати (2) Карпаты (11) Карфаген (2) католичество (1) Кельты (11) Киев (1) Киевская Русь (25) Китай (2) классы (2) книга (3) книги (2) козаки (2) Козацтво (4) Коліївщина (1) коммунизм (2) конспирология (2) конференции (1) Конфуцианство (1) Корея (1) Косово (1) крестоносцы (1) Криптополитика (7) Культура (58) Латинская Америка (1) Левое движение (4) левые (1) Леся Украинка (1) Лингвистика (16) Литература (21) личности (18) манифесты (2) марксизм (1) масоны (1) менталитет (1) ментальность (1) метафизика (1) Мифология (66) Монархизм (8) мораль (1) Мория (1) Москва (1) музыка (5) Налимов (1) наркотики (1) наука (1) Национализм (20) нация (5) неосарматизм (1) Неоязычество (7) Ницше (3) Ницще (1) Новости (5) Новые правые (26) норманны (1) Общество (23) Оккультизм (4) Олег Гуцуляк (8) Орден (3) Ордены (1) осетины (2) Осетыны (2) отзывы (1) патриотизм (1) пикты (1) писанка (1) письмо (2) плейкаст (1) Плейкасты (1) Подолье (1) Поезія (3) Полесье (1) политика (44) Политика (1) постмодернизм (1) потмодернизм (1) поэзия (1) презентации (1) примордиализм (6) Примордиальная Философия (19) прометеизм (1) пророчество (1) психология (1) Революция (20) Религия (13) Республиканство (1) Рецензии (4) рим (4) родовод (1) Росія (2) Россия (24) Русь (7) рыцарств (1) Рыцарство (5) Сарматы (11) сатанизм (2) свобода (1) семантика (2) Сербия (1) символы (2) скифы (8) славяне (45) События (1) социализм (2) социальная философия (1) социология (5) Спарта (1) Средиземноморье (2) СССР (1) Сталин (1) сталинизм (1) статьи (3) стихи (2) Султанов (2) суфизм (1) США (1) Танцы (3) Творчество (6) Тибет (1) Тойнби (1) топонимия (1) традиционализм (7) традиция (6) Триполье (1) Тюрки (6) убийство (1) Угро-финны (4) Угры (1) Укаина (1) Украина (81) Україна (4) утопия (1) фантастика (12) фашизм (1) Филология (11) Философия (45) филосфия (1) ФКК (1) Франция (1) футурология (7) Хайдеггер (2) Христианство (20) царственность (4) царство (1) Цивилизация (58) цитаты (1) человек (5) человечество (2) ченнелинг (1) черкесы (1) Шамбала (1) Шевченко (1) шовинизм (2) Шотландия (1) шумеры (1) эзотерика (8) экономика (1) элита (2) Эпиграфы (1) эпос (4) эстетика (1) этнология (37) этруски (1) язык (1) языки (2) язычество (3) Япония (1)

Гильдии

Гильдия авторов и правообладателей
Официальный сайт и торговая площадка компании ООО НПО "Солярис-Сервис" для реализации и распространения е-товаров.
http://e-galo.ru/



Конкурс «Оккультное просвещение — 2013», посвящённый 75-летию со дня рождения Евгения Всеволодовича Головина
http://vk.com/op2013